Разное

Забытые герои: случайный фермер

Боб Флетчер был сельскохозяйственным инспектором, работавшим в Центральной долине Калифорнии в начале 1940-х годов. И он, возможно, остался бы им, если бы не Вторая мировая война.

Подлость

Утром 7 декабря 1941 года японские войска напали на военно-морскую базу США Перл-Харбор на гавайском острове Оаху.

В результате атаки погибло более 2400 солдат, было потоплено или повреждено 18 боевых кораблей и уничтожено 188 самолётов. Неожиданное нападение было лишь частью военной кампании, которая простиралась через Юго-Восточную Азию и Тихий океан. За несколько недель японцы захватили такие американские территории, как Гуам, остров Уэйк и Филиппины. То же самое произошло и с Гонконгом, Малайей (часть современной Малайзии), Бирмой, Сингапуром, Голландской Ост-Индией (часть современной Индонезии) и Таиландом.

Япония захватывала одну территорию за другой, и казалось, что её стремительное продвижение никто не сможет остановить. Австралия будет следующей? А потом – западное побережье Соединённых Штатов? Поскольку большая часть Тихоокеанского флота была уничтожена или выведена из строя в результате атаки на Перл-Харбор, вторжение на запад США было реальной – и ужасающей – возможностью.

Вина по ассоциации

Одной из групп, ставших жертвами истерии, последовавшей вслед за нападением на Перл-Харбор, было японо-американское сообщество семей, которые проживали на Западном побережье. Многие из них были потомками иммигрантов, которые поселились в Соединённых Штатах ещё в 1860-х годах. Связи с родиной их предков были в лучшем случае слабыми, однако это не имело значения. В феврале 1942 года президент Франклин Рузвельт подписал Указ № 9066, который позволил американским солдатам превратить весь штат Калифорния, а также части Аризоны, Орегона и Вашингтона, в «военные зоны», из которых «могли быть исключены любые или все лица». Как результат, более 110 тысяч японских иммигрантов и американских граждан японского происхождения были вынуждены покинуть свои дома и переехать в лагеря для интернированных вдали от дома. Там их держали под вооружённой охраной до конца войны. Это было самое большое насильственное переселение в американской истории.
 

«Мы должны выселить всех япошек из Калифорнии!» – гласил заголовок в выпуске газеты San Francisco Examiner, опубликованном в феврале 1942 года. Принудительные интернирования были популярны среди американской общественности, но одним из тех, кого они потрясли до глубины души, был Боб Флетчер, 33-летний сельскохозяйственный инспектор, который дружил со многими японо-американскими фермерами из Центральной долины, агрокультурного центра Калифорнии. Некоторые из них жили на той земле в течение трёх поколений. Оказавшись в лагерях и утратив возможность оплачивать счета, они рисковали потерять всё, что у них было.

Одним из японо-американских фермеров, которых Флетчер знал достаточно хорошо, был Аль Цукамото. Когда на телеграфных столбах в городе Флорин появились приказы о том, что все американцы японского происхождения должны явиться на железнодорожный вокзал в Эльк-Гроуве для отправки в лагеря для интернированных, Цукамото пришёл к Флетчеру с просьбой. Его соседи, Окамото и Нитта, искали человека, который управлял бы их фермами, пока они будут вдали от дома.

Назад к земле

Флетчер вырос на ореховой ферме, и во время Великой депрессии он ухаживал за персиковым садом. Однако у него не было опыта выращивания столового винограда Флейм-Токай, который рос на фермах Окамото и Нитта. Тем не менее, он был обеспокоен тем фактом, что такие порядочные люди, как члены этих двух семей, могли потерять свои владения, поэтому он согласился на их предложение. Затем Цукамото также решил передать свою ферму Флетчеру. В итоге он уволился с работы и переехал в пустовавший барак на ферме своего друга. Цукамото предложил Флетчеру пожить в его доме, но тот отказался, поскольку ему неудобно было жить там, где его друг не мог, поэтому он остался в бараке.

Должно быть, были времена, когда Флетчер задавался вопросом, во что он ввязался, поскольку в скором времени он 18 часов в сутки ухаживал за виноградом, клубникой, ежевикой, бойзеновой ягодой и оливковыми деревьями, произраставшими на площади более 100 акров. Вдобавок к тяжёлой работе, Флетчеру также приходилось мириться с неодобрением соседей, многие из которых поддерживали принудительные интернирования и считали его «приверженцем япошек», помогавшим врагу. Однажды он чуть не погиб, когда кто-то выстрелил из ружья по сараю Цукамото, внутри которого он находился в тот момент. Однако Флетчер не сдавался и продолжал ухаживать за фермами вплоть до окончания Второй мировой войны, когда лагеря для интернированных были закрыты, и семьи смогли вернуться домой. Правда, не все: из 2000 японцев, проживавших во Флорине и его окрестностях до войны, лишь 20 процентам удалось сохранить свои владения.

Добро пожаловать домой

Когда семьи Нитта, Окамото и Цукамото спешили домой, они надеялись увидеть свои фермы и дома нетронутыми. Так оно и случилось. Боб Флетчер и его жена Тереза позаботились об этом.

Однако семьи обнаружили один сюрприз, когда они вернулись домой: деньги в банке. Согласно договору с Нитта, Окамото и Цукамото, Флетчер в обмен на уход за их фермами получал всю прибыль. Однако он решил разделить её пополам; их половину он положил в банк под процент, чтобы они по возвращении смогли начать новую жизнь, не беспокоясь о денежных средствах.

Долгая дружба

Флетчеру, должно быть, понравилось работать на ферме, поскольку после войны он купил ранчо и начал выращивать сено и скот. Он также устроился на работу в пожарную службу и проработал там 12 лет. В 1974 году он вышел на пенсию. На его 100-й день рождения в июле 2011 года семья – жена Тереза, сын, три внучки и пятеро правнуков – устроила для него грандиозный праздник, на который были приглашены семьи Нитта, Окамото и Цукамото.

«У нас было сорок акров винограда Флейм-Токай, и мы бы потеряли их, если бы не Боб Флетчер», – сказала Дорис Такета. Ей было двенадцать лет, когда её семью отправили в лагерь для интернированных в Арканзасе. «Моя мать называла его Богом, – продолжила она, – потому что только Бог мог сделать нечто подобное».

На вопрос журналистов о том, почему он согласился ухаживать за фермами Нитта, Окамото и Цукамото, Флетчер ответил: «Они были такими же, как и все остальные. Было очевидно, что они не имели никакого отношения к Перл-Харбор».
 

 

Реклама