Разное

Как жара отражается на нашем здоровье?

Как жара отражается на нашем здоровье?


 

До 39°C в Ниме, 36°C в Бордо и Вуароне, 32°C в Париже, 35°C в Лионе… 34 департамента в состоянии оранжевой тревоги… В начале августа Францию накрыла новая волна зноя. Так что же можно сказать о воздействии такой погоды на наше здоровье через 15 лет после страшной жары 2003 года? 

Пора осознания

Всем уже давно известно, что каждодневные метеорологические условия вроде температуры и влажности отражаются на нашем здоровье.

Этот факт был очевиден в период жары летом 2003 года: с 1 по 18 августа две трети метеорологических станций стабильно фиксировали температуру выше 35°C. Минимальные и максимальные показатели оказались самыми высокими с 1950 года. Ночью в Париже температура воздуха не опускалась ниже 25 °C в течение двух суток подряд, что не давало организму восстановиться от стресса дневного зноя (и сопровождалось высокими показателями загрязнения озоном).

10 августа, когда жара стояла уже больше недели, врач парижской больницы Патрик Пеллу (Patrick Pelloux) поднял тревогу в СМИ, заявив, что отделения неотложной помощи переполнены и работают в невозможных условиях. По его словам, число погибших от жары достигло полусотни человек. Похоронные службы также сообщили, что не справляются с потоком. Холодильные камеры рынка Рюнжи были в срочном порядке реквизированы под морг. 13 августа власти Иль-де-Франс привели в действие белый план, который допускает срочный вызов врачей и реквизицию коек в больницах.

Министерство здравоохранения опровергло 17 августа гипотезу о том, что число смертей увеличилось на 5 тысяч, однако 18 августа все же признало возможным показатель в 3 — 5 тысяч. Генеральный директор медицинского управления был вынужден подать в отставку. 20 августа похоронное бюро сообщило, что, по его оценкам, число умерших в августе превысило норму на 13 тысяч. Правительство не смогло подтвердить эти цифры и призвало к осторожности.

На самом деле смертность по стране за август 2003 года превысила средние показатели за предыдущие годы на 15 тысяч человек. Это наблюдалось на территории Иль-де-Франс и многих городов, однако, например, Лиль и Гавр тенденция не затронула. В масштабах Европы число жертв летней жары 2003 года оценивается примерно в 70 тысяч человек, что делает ее одной из самых страшных за всю историю ведения записей.

Снижение продолжительности жизни

Масштабы воздействия зависят от множества факторов среды (городские островки жары, плотность зеленых пространств, кондиционирование…), социума и поведения. В данном случае речь не идет о кратковременном всплеске смертности: если бы от жары пострадали только самые уязвимые или страдающие от патологий слои населения, то подъем смертности в этот период сопровождался бы ее спадом по его окончанию. Тем не менее в последовавшие за жарой месяцы ничего подобного не наблюдалось. Таким образом, в данном случае речь идет о реальном снижении продолжительности жизни.

За период жары 1976 года смертность по всей стране превысила средний показатель на 6 тысяч человек. Не все случаи относятся к тепловому удару или сильной дегидратации, в связи с чем в свидетельствах о смерти высокая температура не указывается в качестве причины (то же самое касается загрязнения воздуха и других экологических факторов). Во многих случаях речь идет о декомпенсации существующей патологии (сердечнососудистой, респираторной, почечной…): жара становится дополнительным фактором, который ведет к кончине в связи с целым рядом причин.

Недооцениваемые последствия для здоровья

Во Франции эта жара продемонстрировала или подтвердила ряд основополагающих вещей. Прежде всего, жара убивает! Этот фактор среды находился вне поля зрения санитарных и экологических служб. Ни одно санитарное агентство или относящаяся к здравоохранению госслужба не вели наблюдения с целью предупреждения людей о жаре. Между французской метеослужбой и санитарными ведомствами не было никакой координации, хотя впоследствии ситуация изменилась.

Жара затрагивает не только тех людей, которые отличаются слабым здоровьем и уже находятся в больнице. Три четверти случаев смерти произошли на дому, а не в больнице, вероятно потому, что за состоянием и гидратацией пациентов уже внимательно наблюдали медики. Борьба с жарой во Франции касается в первую очередь превентивных мер в связи с чем нельзя подставлять под удар систему здравоохранения. Точно такая же логика прослеживается среди постояльцев домов престарелых. Команда Альфреда Спиры (Alfred Spira) показала, что среди живущих в таких учреждениях людей воздействие жары сильнее проявлялось на тех, кто находился в добром здравии, чем на тех, кто не отличался хорошим здоровьем до начала периода зноя.

Наконец, власти не в состоянии отслеживать смертность среди населения в режиме реального времени. Тревогу обычно бьют медики, полиция, пожарные и похоронные службы, пусть даже их оценки зачастую далеки от реальности. В Великобритании все обстоит иначе: там с XVII века данные по смертности становятся доступными менее чем через неделю. Полтора десятилетия спустя у Франции до сих пор нет возможности исчерпывающим образом отслеживать смертность на территории страны с отставанием в неделю. Проект электронных свидетельств о смерти может исправить ситуацию. Кроме того, Министерство здравоохранения сформировало систему отслеживания смертности, которая охватывает примерно 80% населения и собирает данные 600 экстренных служб.

Не все люди равны перед погодой

Влияние метеорологических условий не ограничивается периодами жары, а наблюдается и во время сезонных колебаний. Если отталкиваться от временных рядов, можно констатировать U-образную связь между температурой и смертностью: число смертей растет при положительных и отрицательных температурных пиках.

Термальный оптимум составляет порядка 15-25°C, и, отклоняясь от этих пороговых значений, риск начинает расти в зависимости от населения: народы юга Европы более восприимчивы к холоду, чем северяне, а те в свою очередь плохо переносят жару. Все это, видимо, связано с адаптацией населения к локальному климату, которая опирается на более или менее эффективную защиту от жары и холода: отопление, изоляция, защита от солнца, взаимопомощь…

Это, конечно же, не означает, что можно справиться со всем. Когда мы говорим о влиянии температуры на смертность в зависимости от показателей термометра в каждом городе, мы видим, что жители городов Америки и таких стран, как Австралия, начинают страдать от жары если та входит в 10% максимальных величин. В Испании же риск смертности растет намного раньше, уже при превышении средних температурных показателей. Все это вновь подводит нас к вопросу приспособления к жаре. Кроме того, воздействие температуры обычно усиливается с ростом влажности.

Влияние температуры на здоровье

Механизм воздействия температуры на здоровье включает в себя как биологическое влияние на организм, так и влияние на среду и поведение.

Касательно среды и поведения, холод может способствовать отравлению монооксидом углерода из котельных, возникновению травм в связи с гололедом и распространению некоторых вирусных эпидемий, которые обычно дают о себе знать в холодную и сухую зимнюю погоду.

Прямое биологическое воздействие оказывается на сердечнососудистую, дыхательную, эндокринную, иммунную и нервную систему. Метеорологические факторы могут отразиться и на беременности. Так, например, известно, что низкое атмосферное давление может повлечь за собой недостаточный вес ребенка при рождении. Этот факт известен уже давно в связи с тем, что дети в штате Колорадо (большая его часть находится на возвышенности — более низкое давление) чаще отличаются низкой массой при рождении. Недавно отмечался также риск воздействия погодных и в частности температурных условий на появление недоношенных детей.

Несколько слов о мерах предотвращения воздействия температуры: в отличие от борьбы с загрязнением воздуха, в случае которого едва ли можно как-то обойтись без улучшения качества среды, мы можем в значительной мере ограничить влияние температуры на здоровье с помощью защиты организма, не касаясь среды. В случае жары, охлаждение тела в течение нескольких часов за день позволяет в значительной мере справиться с ее влиянием. Все меры предосторожности идут именно в таком направлении: регулярно пить, ограничить физические нагрузки, не выходить на улицу в самое жаркое время.

Удивительно, но, по крайней мере, в нашей стране, эти меры носят индивидуальный характер: не существует каких-либо программ, которые бы охватывали территориальные образования. При этом у властей имеется немало инструментов на руках: открыть бассейны на большее время и за меньшие деньги, поливать улицы, сделать более доступными места с кондиционированием воздуха… Такие инициативы могли бы стать дополнением к личным мерам предосторожности. У нас нет точных данных об эффективности подобных мер, однако некоторые города (например, Гренобль) стали разрабатывать собственные планы на случай жары в дополнение к национальным. Эти превентивные меры по большей части носят краткосрочный характер, хотя более долгосрочные программы могли бы сделать наши общества более устойчивыми к волнам жары: речь идет в том числе о дополнительном озеленении и повышении отражающей способности крыш и дорожных покрытий. Такие шаги уже предпринимаются за границей и могут помочь местным властям составить полное представление о спектре различных мер, об их эффективности и стоимости.

Приспособление к изменению климата?

Изменение климата может повлечь за собой увеличение частоты экстремальных погодных явлений (периоды жары или холода, ураганы). С 2003 года среди французского населения наблюдается большая приспособленность к жаре. Эта адаптация, вероятно, объясняется изменением поведения в отношении престарелых людей и другими переменами в нашем обществе, а не физиологическими процессами. Это не означает, что общество в состоянии полностью компенсировать воздействие потепления климата, которое будет проявляться в частности в увеличении частоты периодов жары. Скорее всего, не все смогут этого добиться.

Есть основания полагать, что приспособляемость населения (сопротивляемость обществ и городских территорий) к жаре варьируется от региона к региону. К тому же научные работы указывают, что за период с 1993 по 2006 год японские и американские города стали менее восприимчивы к жаре, чего не сказать о британских. В частности у нас имеются данные о Нью-Йорке за весь ХХ век. Они указывают, что температура в 29°C вела к повышению смертности на 43% в период с 1900 по 1909 год (37-49%, с доверительным интервалом в 95%). В то же время в период с 2000 по 2009 год прирост снизился в пять раз, до 9% (5-12%).

Кондиционер — не выход

Повышение сопротивляемости Нью-Йорка к жаре на протяжение ХХ века выглядит как хорошая новость. В любом случае таких результатов удалось достичь отчасти благодаря распространению кондиционеров и личного автотранспорта (с кондиционерами). Почти в 90% американских домов установлены кондиционеры, потребляющие энергию (то есть способствуют производству парниковых газов) и долгое время выделяя хлорфторуглероды, которые в тысячи раз сильнее углекислого газа в плане формирования парникового эффекта и разрушении озонового слоя.

Хлорфторуглероды были запрещены в американских кондиционерах с середины 1990-х годов, однако в большинстве выпущенных до 2010 года все еще используется дифторхлорметан, обладающий столь же сильным парниковым эффектом.

Фактор, который повышает сопротивляемость американского общества к жаре, одновременно ведет к тому, что оно выделяет больше всего парниковых газов в пересчете на жителя. Таким образом, распространение этой модели на всю планету вызывает тревогу.

источник

МИР ВОКРУГ на GOOGLE PLAY

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s