Психология, саморазвитие

Как мы невольно программируем детей на ложь?

Вообще-то все мы знаем: врать нехорошо. Но при этом врем (ну, привираем) гораздо чаще, чем нам бы хотелось. Иногда делаем это так бездумно и привычно, словно отыгрываем сценарий, роли в котором расписаны заранее.

 

Когда ученик опаздывает на урок, учителю положено на это отреагировать. Реагируют по-разному. Некоторые выпроваживают опоздавших, некоторые, бросив укоризненный взгляд, кивком головы позволяют войти и сесть за парту, большинство же приступает к расспросам (допросам?): а где, мол, тебя носило, отвечай, голубчик. И редко кому придет в голову спросить себя: а узнаю ли я правду, если спрошу?

На такую неожиданную мысль натолкнули меня однажды собственные ученики.

Как-то после долгой оттепели грянул мороз — и наш город в один миг превратился в большой каток. Естественно, первый урок никак не мог начаться нормально — опоздавшие тянулись бесконечной вереницей. «Итак, — начинала говорить я, — тема нашего…» — тут раздавалось «тук-тук-тук», потом открывалась дверь и в проеме возникал очередной опоздавший. Далее следовал типичный диалог:

— Ты почему опоздал?

— Да, понимаете, автобус сломался.

— Понимаю… Заходи, садись. Итак, тема нашего…

«Тук-тук-тук…»

Первый, второй, третий, четвертый… Все как один говорили про сломанные автобусы и дурную дорогу. Класс бурно радовался каждому новому явлению, я слегка нервничала и поглядывала на часы. Но вот все опоздавшие подтянулись, и только мы как следует взялись за «Отцов и детей»…

… снова раздался стук. Явился последний, очаровательный и абсолютно безалаберный ученик, по совместительству — мой сосед.

— Можно? — спросил, как и положено опоздавшему, он.

Я (как положено педагогу) сделала вид, что нахмурилась:

— Ты почему опоздал?

Он открыл было рот: «Да-а…» — и тут весь класс грянул хором:

— Автобус сломался…

— Ага, — подтвердил он, — автобус.

— Заходи… — согласно сценарию кивнула я головой. Он расплылся в улыбке. И тут же до меня дошло, что автобус ему как раз без надобности: в училище он всегда ходит пешком!

«Соврал», — подумала я, и тут же мне стало ужасно интересно: а другие лгали или нет? Весь урок промаявшись этой мыслью, к концу я не выдержала и спросила ребят:

— Скажите честно, кто сегодня на самом деле опоздал из-за того, что сломался автобус, а не из-за чего-то другого?

По классу покатились смешки, потом поднялась пара рук. Впрочем, одна, поколебавшись, опустилась.

— А есть такие, кто опоздал без уважительной причины? — не унималась я.

— А это глядя что вы за вескую и уважительную считаете, — получила я в ответ.

Вот тогда-то я и подумала: интересно, а кто инициатор этого вранья, учащиеся или их учитель?

С тех пор вопрос «почему опоздал», дабы не побуждать к вранью, я отмела напрочь. Лучше поверить: на всякий поступок есть своя причина. И не толкать на заранее запланированный обман.

(Кстати, опозданий после этого не стало больше. Ну а с теми, кто ввел личную моду на опоздания, велись другие разговоры. И уж точно — не на уроке и не при всем классе.)

По природе своей дети честны. На обман детей мы провоцируем сами. Сначала — провоцируем, а потом, если им раз за разом удается избежать неприятностей благодаря своим «сказочкам», они привыкают лгать.

Как мы делаем это?

Самый типичный способ — поставить ребенка в ситуацию, когда ему приходится изворачиваться, придумывать — сочинять сказки для родителей.

Дочка вернулась с прогулки: колени грязные, лицо чумазое, хлястик на платье оторван.

— Ты что, опять играла в эти дурацкие «казаки-разбойники»? Больше на улицу одна не пойдешь! — говорят ей дома.

Как вы думаете, скажет ли девочка правду родителям или предпочтет сочинить «сказку про то, как она не виновата»?

— Можно, я не пойду в школу, голова болит… горло… — жалуется сын.

Мама пощупает лоб (вроде все нормально!) и отправит ребенка на уроки. Она молодец, она сумела разоблачить ложь. Но, к сожалению, не обратила внимания на то, что правды так и не узнала. Ведь не только лень заставляет детей срочно заболевать, пить горькие настойки и даже лежать в постели. Ребенок умолчал, не сказал правду: почему не хочет идти в школу. Может быть, у него большие неприятности, такие, что одному не справиться? Почему он о них не говорит? Уже не надеется на вашу помощь? Стесняется? Не доверяет? Боится? Он будет искать помощи в другом месте? А найдет ли? И если найдет, то что?

Как видите, детская ложь опасна не только тем, что вас обманывают. Обманывая (или умалчивая), ребенок просто отстраняется от вас. И это говорит лишь о том, что маленький человек сомневается в вашей безусловной любви.

Ребенок честен со своими родителями, только когда:

  • доверяет им;
  • не боится их гнева или осуждения;
  • уверен: что бы ни случилось, его не унизят как личность;
  • обсуждать будут не его, а поступок, который надо исправить;
  • помогут, поддержат, когда ему плохо;
  • ребенок твердо знает: вы на его стороне;
  • знает, что даже если накажут, то разумно и справедливо (у детей вообще сильно развито чувство справедливости, и они часто презирают тех, кто ее не проявляет, — и деспотов, и слишком мягкотелых).

Маленькие дети (лет до трех-четырех) обманывать вообще не способны. У них еще не развита внутренняя речь (они не умеют говорить «про себя», мысленно), потому и выбалтывают — говорят все подряд, что приходит в голову. С развитием внутренней речи постепенно появляется и «внутренняя цензура», то есть умение прикинуть, что говорить стоит, а что — нет.

К этому времени ребенок уже успел сформировать отношение к дилемме: ложь-правда. Что говорить, где соврать, о чем умолчать. А выводы свои он делает из наблюдений за нами, родителями и другими близкими взрослыми людьми. От того, как складываются ваши отношения, насколько искренни с ним вы сами, будет зависеть, насколько правдив будет с вами ваш ребенок.

Не учите детей лгать

Мы сами часто обманываем своих детей. Правда, зачастую считаем, что делаем это из хороших побуждений. Но так ли они хороши? И стоят ли утерянного доверия?

«Иди поиграй. Я здесь рядом посижу», — говорит мама плачущему малышу, оставляя его в детском саду на весь день. Он, конечно, скоро успокоится и вечером радостно кинется маме навстречу, но где-то там, в глубине души, уже осталась отметочка: «Меня бросают».

«Завтра мы пойдем с тобой в кино», — может сказать папа и… забыть. А у ребенка другая отметочка: «Обещанья не выполняют».

«Нет, я вовсе не сержусь, это все твои выдумки», — говорят ребенку. Но забывают добавить, что на него-то вы не сердитесь, а вот на босса, который загрузил работой, — очень даже сердитесь, и поэтому настроение — хуже некуда. А ребенок, не зная правды, но чувствуя плохое настроение взрослого, все принимает на свой счет и переживает: что же я сделал не так? И опять появляется отметочка: «Это я виноват, из-за меня маме плохо».

«Нет, я не выбрасывала твоего хомячка, он сам убежал». «Нет, тебе не звонил твой Васька» (а он звонил, тот самый, которого вы терпеть не можете). Отметочки, отметины, отметание правды. Маленькая ложь, множась и множась, порождает большое недоверие. С уходом доверия… потихоньку разрушается безусловная любовь. Ребенок понимает: есть условия, при которых меня будут любить. Любовь для него становится иной — обусловленной.

Если вы поймали свое сокровище на лжи, не торопитесь его обвинять. Спросите себя: почему он не говорит мне правды?

А еще — посмотритесь в ребенка, как в зеркало. Как аукнется, так и откликнется.

Заряна и Нина Некрасовы

источник

МИР ВОКРУГ на GOOGLE PLAY

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s