Разное

Силовые поля. Градостроительство (часть 2)

Автор: Качалко Федор  

В предыдущей части цикла статей о силовых полях мы ознакомились с устройством геобиогенного каркаса Земли, таким образом подготовили почву для понимания нового и в тоже время хорошо забытого старого метода проектирования.


За последние два века наше общество сильно отклонилось от своего изначального вектора развития и отошло от природы. Технократический мир не считается с тонкоматериальным устройством вещей. Действуя в рамках этой концепции, мы имеем современные города лишенные гармонии и порядка. Но это не повод отчаиваться, как говориться – «что сделано то сделано», значит так было нужно. Используя знания о силовых полях, разумным решением будет полная реформация отрасли архитектуры и строительства, это в определенной мере можно назвать возвращением к истокам.

Понятие энио-проектирование было введено в первой часть статьи, поэтому необходимо подробнее пояснить значение этого термина. Эниология — наука о процессах энергоинформационного обмена в Мироздании. Эниология — современное понятие древнейших эзотерических знаний цивилизации. Таким образом в обычный, академический подход к архитектуре добавляются сакральные знания ушедших цивилизаций прошлого, а также пересматривается материалистический взгляд на мироустройство. Энио-проектирование – это следствие полноценного восприятия мира. Любые новые понимания вносят изменения в привычные действия. Чем глубиннее знания, тем существеннее изменения. Энио-проектирование как раз и становится фундаментально иным методом. Архитектура – это в первую очередь работа с формой, материей, геометрией. Теперь предпосылки и основания формообразования меняется, хотя типология геометрии и рисунка сохраняется. В этой статье постараемся составить общее представление об энио-проектировании в рамках градостроительства.

КОНТУРНЫЙ РИСУНОК ИЛИ КООРДИНАТНАЯ СЕТКА

Перейдем к практической стороне дела и начнем с основы проектирования, с осей и координатных сеток. В академической архитектуре любая форма является результатом работы ума, она имеет обоснования и опорные точки в реальном мире, например, рельеф и существующую застройку. На их основе создается осевая композиция будущего города. Также подключаются логика и рациональность использования территории. Но это только материальные аспекты, а их недостаточно. В энио-проектировании, помимо рельефа и других составляющий, опорными точками на местности, или осевой композицией становится силовой каркас Земли. Соответственно появляется новый раздел изыскательских работ, то есть биолокация, служащая для выявления силовых линий. В результате этих новых действий создается некая подоснова, сетка или контурный рисунок. Архитектор получает уже готовую осевую систему, дополнительные планировочные условия и ограничения, в рамках которых следует творить. Не смотря на кажущуюся узость возможностей, определенный диапазон волеизъявления остается.

Новыми задачами архитектора становятся в первую очередь отрисовка планировочного решения, которую уже нельзя изобразить, руководствуясь логикой и эстетикой, шаблон уже задан, надо лишь следовать силовым линиям и учитывать узлы разного качества. Далее на контурном рисунке ячеек необходимо производить функциональное зонирование, объединяя их в кварталы и районы, избегая патогенных мест и раскрывая возможности салюберогенных областей. Образно энио-проектирование можно сравнить с раскрашиванием контурного рисунка, так как без дополнительных средств, которыми мы пока не располагаем, изменения в существующую структуру не внести. Главным творческим моментом становится адаптация рисунка силовых линий под удобную, эстетичную и рациональную городскую среду, но не будем забегать вперед.

В процессе проектирования важно учитывать масштабность сети и иерархию ее элементов. Это может быть выраженно прокладкой основных городских дорог по более мощным силовым линиям, а не по рядовым. Форму квартала также могут подсказать глобальные ячейки высокой иерархии. Или, например, размер центра обозначится за счет контура и величины положительной аномальной зоны. В двух словах это объясняется, как метод от общего к частному. Здесь важной задачей является верное определение составных частей силового каркаса разного масштаба в городской планировке. Разбираясь с рисунком силовых линий необходимо сформировать планировку рациональную и эстетичную, не нарушая тонкоматериальной геометрии.

ОБЪЕКТИВНОСТЬ ПЛАНИРОВКИ

Как уже было сказано, основой планировки является рисунок силовых линий геобиогенного каркаса. Самым типичным рисунком является сетка, состоящая из прямоугольников не правильной формы. Другими словами, это можно назвать схемой регулярной планировки, четко ориентированной по сторонам света, а точнее по магнитным полюсам. Таким образом получается объективное обоснование параллелей и перпендикуляров в схеме города. Отличием от нынешнего подхода к самому распространенному планировочному решению является привязка к силовым линиям, а не выбор самого простого способа организации пространства. Рассматривая ситуацию через призму эниологии уже нельзя сказать, что регулярная система – это не живая структура, если мы чего-либо не видим, это не значит, что его нет. Таким образом регулярная система города получает природное обоснование. Не случайно большинство старых городов по всему миру организованы именно таким способом. Единственным сложным моментом здесь является создание выразительности, так как на плоскости однородной сетки это может вызвать затруднения. В случае пренебрежения выразительностью, то есть наличием доминант и внутренней структуры, населенный пункт получится весьма тривиальным. Однако часто в равномерных ячейках сетки Хартмана встречаются сильные искажения, которые как раз и должны вносить разнообразие в рисунок застройки.

Большой интерес представляют места силы или перекрестки – это нескольких мощных потоков высокой иерархии. Потенциал такого места очень высок, значит, целевая направленность должна быть соответствующей. На подобных участках разумнее всего организовать храм, энергетический комплекс, здание управления, науки или медицины. В любом случае это будет центр или подцентр населенного пункта. Пересечение трех и более линий создает звездчатый рисунок, который становится осевой основой радиально-кольцевой схемы. Таких мест в пространстве геобиогенной сети не так уж и много, значит и городов такого типа будет значительно меньше, чем других. Это полностью соотносится с иерархией населенных пунктов, в которой городами с радиально-кольцевой схемой являются крупные и столичные. В итоге получается, что просто так в чистом поле круглый концентрический город строить безосновательно. Примечательно то, что обычно места силы всегда выражены либо ярким акцентом на рельефе или просто сложной его формой. Дополнительно место силы может быть обусловлено наличием множества подземных течений, или других вещей под поверхностью земли.

Отдельное место занимает смешанная или комбинированная планировка. Здесь, как следует из названия – соединяются перекрестки, регулярные участки и просто криволинейные образования. В случае создания населенных пунктов большой площади такая комбинированная схема практически неизбежна, так как участки разной структуры чередуются в общем силовом каркасе и всегда в регулярную схему могу вмешаться весьма живописные образования. Смешанная схема не обязательно должна становиться хаосом, учитывая иерархию линий и узлов, в ней легко можно задавать приоритетные области и направления движения. Хотя это правило актуально для любой планировки. Здесь населенный пункт формируется из многоугольников и связывается наиболее подходящей системой дорог, уникальной в каждом случае.  

Как можно уже заметить, типология планировок не изменилась, она лишь получила тонкоматериальную привязку к реальности, а также регулярная система была реабилитирована. Отличительной особенностью теперь становится периодически встречающаяся криволинейность и природность структуры подосновы, которая может проявляться в живописности застройки. Но в этом и состоит задача архитектора, используя имеющиеся условия – не слепо следовать координатной сетке и повторять все хитросплетения силовых линий, а находить оптимальные решения.

ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ЗОНИРОВАНИЕ

Следующий этап, после определения планировочной схемы – это распределение функций по территории. Здесь необходимо определить качество ячеек и узлов. Как уже много раз упоминалось ранее – важнее всего разобраться с местами силы, как позитивной, так и деструктивной. Первые нужно утвердить в застройке и использовать по назначению. Вторые скрыть, постараться нивелировать влияние или хотя бы снизить его. Из салюберогенных областей могут получиться ключевые точки общественного и культурного значения. А вопрос патогенных территорий проще всего решаем размещением на них рекреационных зон, то есть полное отсутствие застройки.

С геометрической точки зрения зонирование основано на объединении ячеек в группы, учитывая иерархию и расположение не рядовых силовых линий. Хотя этот пункт уже выполняется на этапе планировочного решения. После создания объединенных областей остается только распределять их функции. Таким образом из множества маленьких участков нужно формировать кварталы, районы и так далее. Функция созданных территорий присваивается относительно качества ячеек и расположения территории на плане. В принципе здесь нет ни чего нового, все правила зонирования аналогичны академическому методу, который полностью логичен и удобен в случае полноценной реализации. От делового центра к периферии расходятся жилые кварталы с вкраплениями точек общественного пользования, а коммунально-бытовые и производственные территории располагаются за основным периметром. При этом 9 принципов градостроительства продолжают действовать. Важно создать полноценный проект развития на несколько лет вперед и точно следовать выбранному курсу. Это необходимо для последовательности, равномерности и логичности застройки, в которой промышленные предприятия не оказываются в жилых кварталах, а деловой центр не съезжает на окраину.

Весьма интересным становится организация улично-дорожной сети, которая тоже является функциональной зоной. Она, как и все прочее привязывается к силовым линиям. Но здесь не все так просто. Здесь идет работа не столько с площадями, сколько с линиями. Активное действие рядовая линия имеет в узком диапазоне, значит сделав ее осью дороги мы ничего не добьемся. Поэтому вводятся дополнительные оси полос и соответственно ширина дороги определяется размером ячеек, который вполне подходят под современные требования. Остальная территория транспортной зоны формируется просто из нейтральных ячеек. Желательно учитывать иерархию линий Хартмана и выбирать для главных дорог наиболее мощные. Здесь главное не противоречить векторам линий, как говориться не чесать против шерсти. Вопросу транспортной зоны внимание уделено не случайно. Так как изучая архитектурное наследие, можно заметить, что городские дороги обычно равны ширине силовой линии, а для комфортной жизни это недостаточно. Поэтому современный подход к транспортной зоне более удачен. 

АДАПТАЦИЯ

Если следовать существующему строению геобиогенной сети буквально, то городская территория может получиться не лишком удобной и эстетичной. Поэтому необходимо вносить умеренные корректировки и чем-то жертвовать. В структуре силового каркаса существуют переменные и константы. К переменным относятся нейтральные ячейки, к константам места силы, патогенные зоны и ключевые силовые линии большой мощности. Суть состоит в том, что ситуацию с константами нужно обыгрывать, используя переменные. Другими словами, архитектор просто добавляет к стабильным образованиям свободные ячейки до тех пор, пока ситуация на плане не становится удобной в использовании и композиционно верной. Все дело состоит именно в нейтральности, то есть присоединяя такие ячейки к различным зонам ничего не нарушается, а только лишь уточняется и упорядочивается форма планировочных образований.  

По такому принципу создаются профили улиц. Ведь с точки зрения силовых потоков наличие широких газонов и тротуаров не имеет значения, но для населенного пункта они необходимы, но об этом уже сказано выше. Также, например, место силы, имеющее сложную форму рациональнее дополнить и сделать больше свободной территории, тем самым сохранить логику кварталов и дорог. В общем это можно объяснять долго, возможно здесь правильнее составить алгоритм действий на любой случай. Но такие вещи можно также выполнять, полагаясь на чутье и интуицию, что является одной из важных способностей архитектора.

НОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА СТАРЫЕ ВЕЩИ

После переосмысления причин формообразования в градостроительстве можно трезво оценить города прошлых времен. Конечно можно допустить, что и раньше были времена упадка, когда люди забывали сакральные знания или какая-либо общность, откалывалась от народа и шла своим путем. Возможно в каких-то местах не нашлось подходящих мастеров, или еще по другим причинам города строились без учета тонкоматериальной стороны мира. Но в большей массе, сохранившееся наследие имеет в своей основе увязку со все уровнями нашего мира. Да и сохраняется наиболее важное, ценное, те сооружения, в которые много вложено, значит таким серьезным доказательствам можно спокойно довеять.

Рассматривая исторические центры европейских городов, становится понятно, что почти все они построены на очень сложных перекрестках или местах силы и имеют комбинированную планировку. Это в первую очередь выражается в извилистых и сложных улицах, а также в нестандартной форме некоторых зданий. Возможно в то время было действительно актуально компактное расположение за стеной, в результате застройка чрезвычайно тесная, но при этом учитывался принцип высотности, не допускающий возведение зданий выше 18 метров. В итоге, на первый взгляд сумбурные города Европы – это не глупость архитекторов или стихийность не управляемой застройки, а точный расчет и поиск оптимальных вариантов в условиях сложного участка геобиогенного каркаса.

В странах ближнего востока ситуация иная. Посмотрев на раскопки древних поселений и храмовых комплексов можно с уверенностью описать местную геобиогеную сеть как безупречно регулярную. Именно так выглядит застройка стран междуречья, Аравии и северной Африки. Здесь нет проявлений тоталитарного или диктаторского режима, выраженных в строгих параллелях и перпендикулярах, также, как и преувеличения культа личности правителя, обусловленного мощными доминантами культовых зданий, хотя именно так нас учили в школе. Теперь понятно, что грандиозные сооружения – это фиксация и использование мест силы, а ровная планировка идентична ровным силовым полям.

Необходимо отметить, что все приводимые в статьях этого цикла сведения основаны на изучении учебного пособия «Живые поля архитектуры» под авторством Михаила Лимонада и Андрея Циганова. Также использовались сведения из электронных статей и личного опыта.

ВЫВОД

После пересмотра восприятия планировки, становится ясно, что не существует таких понятий, как традиционная, хороша или плохая, вредная или полезная. Все они, если конечно основаны на структуре силового поля, а не взяты из головы, физически проявляют не видимую нам структуру мира, а значит благоприятны для проживания. В живое пространство разумнее встроиться и получать преимущества, чем идти наперекор, страдать и недоумевать от навалившихся проблем. Задачей архитектора в энио-проектировании становится способность внедрить городскую структуру в природный мир, не нарушая его правил и проявляя заботу о будущих жителях. Зодчие прошлого были отлично осведомлены о существовании геобиогенной сети и соотносили свое творчество с многоуровневыми условиями среды. Так что нам следует у них поучиться, вспомнить и восстановить столь ценные знания. Но перенимая знания и методы прошлого, желательно не отказываться от разумных городских решений современности, которых более чем достаточно. Мы прикоснулись лишь к малой части теории градостроительства, поэтому в дальнейшем еще много раз к ней будем возвращаться.

МИР ВОКРУГ на GOOGLE PLAY

Реклама