Загадки цивилизации, история

Светловолосые и голубоглазые

Канары, или Собачьи острова, были известны мореплавателям с глубокой древности. По рассказам моряков, на них жили люди, которые поклонялись собакам. Это и был исчезнувший ныне народ гуанчей.
//pagead2.googlesyndication.com/pagead/js/adsbygoogle.js (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Первыми моряками, доплывшими до Канарских островов, были карфагеняне и финикийцы. Но первое название островам дал правитель Мавретании Юба II, женатый первым браком на дочери Клеопатры и Марка Антония.

По его приказу к западному побережью Африки была отправлена морская экспедиция для разведки новых земель, где можно было найти природные красители.

Первопроходцы

Когда корабли вернулись, царю донесли об открытии крупного архипелага. Юба II нарек острова Удачными, они были нанесены на карты, но плавания к ним совершались редко — мешали сильные морские течения, да и посещать их было вообще-то незачем — никаких природных богатств, включая красители, там не нашли. Впрочем, как и людей.

 

Единственное, что увидели мореплаватели, — огромные, циклопические постройки, точно возведенные великанами. Об этом рассказали в своих сочинениях Страбон и Плиний Старший. Но подданные Юбы были не правы. Люди на островах жили. И по поводу отсутствия на островах естественных красителей мавретанцы ошибались — лишайник орхил, найденный на Канарах, в Средние века использовался для окраски тканей и считался весьма дорогим товаром.

Вторая крупная экспедиция на Канары состоялась в начале XII века. Но не по приказу короля, а по стечению обстоятельств. Тогда на Канары отправилось семейство андалусских пиратов из Лиссабона. Их рассказ был записан арабским географом Мухаммадом аль-Идриси. Во время плавания, рассказывал географ, моряки вошли в липкие и зловонные воды, а потом пристали к необитаемому острову, где плоды земли были горькими и несъедобными, но зато паслось множество овец. Оттуда они двинулись на юг и неожиданно оказались окруженными множеством лодочек, на которых к ним явились туземцы. Все они были высокими, широкоплечими, светловолосыми, голубоглазыми, разговаривали межу собой свистом, но в то же время их толмач знал арабский язык, что моряков приятно удивило. На острове (а это был Тенерифе) их окружили любопытные толпы, они видели детей с длинными льняными волосами и женщин редкой красоты, а еще — огромных собак, от лая которых закладывало уши. Мореплавателям объяснили, что этим собакам туземцы поклоняются, как богам. Путешественники знали одного такого бога, египетского. Его звали Анубис. Поэтому новые острова они сразу назвали Las Islas Canarias, то есть Собачьими. Так вот с тех пор и повелось — Собачьи острова.

Завоевать и обратить

Андалусских пиратов гостеприимно приняли на Тенерифе, но постарались побыстрее от них отделаться, указав, как удобнее и быстрее вернуться на континент. С этого времени острова посещали португальцы, моряки с Майорки и даже генуэзцы. А один мореход, Ланселотто Малочелло из Генуи, более чем на два десятилетия (с 1312 по 1339 год) застрял на островке, которому дал свое имя — Лансароте. В 1350 году на острова прислали епископа с Майорки — настало время обратить язычников в христианство. Обращение шло туго. Вот тут-то и появился Жан де Бетанкур, считающийся покорителем Канарских островов.

Бетанкур был нормандским дворянином и искателем удачи. Совместно с французским моряком Гадифером де Ла Саллем он заключил соглашение с кастильским королем о приобретении прав на острова взамен на признание того своим сюзереном. Собрав небольшой отряд, компаньоны отправились на Канары. Победа была легкой, но спокойной жизни она завоевателям не принесла. В 1422 году туземцы подняли восстание. Дальнейшие события определялись типично западным подходом к освоению новых земель — постепенное выдавливание коренных жителей с их исконных территорий. Гуанчи сопротивлялись как могли. В 1494 году в битве при Асентехо туземцам даже удалось разбить испанские войска, тогда выжил только каждый пятый конкистадор. Но победа была пирровой. Не слишком опытные в военном деле гуанчи так и оставили на поле боя многочисленные трупы. Началась страшнейшая эпидемия. Часть островитян вымерла. Следующая битва была ими жестоко проиграна. В 1496 году вожди гуанчей признали испанскую власть. С этого дня началось уже планомерное искоренение их культуры и физическое уничтожение непокорных.

Родом из палеолита

Пирамиды на главном острове гуанчей - Тенерифе

Пирамиды на острове Тенерифе, построили не гуанчи, а тот загадочный народ, который жил здесь до них

Первые описания туземцев и их быта и религии оставили христианские миссионеры. Всех туземцев Канарских островов они называли гуанчами, хотя так именовались только жители Тенерифе. Кроме гуанчей, на островах жили бимбаче, махореры и ауриты, которые говорили на родственных языках, но считались разными племенами. Каждый островок архипелага до испанского завоевания вел совершенно изолированную жизнь. Между собой островитяне практически не контактировали. Но поскольку все они — от совершенно светловолосых гуанчей до более темноволосых племен других островков — происходили из одного корня, то бытом и верованиями различались очень незначительно.

Туземцы не знали обработки металлов, орудия труда и оружие изготавливали из твердых пород камня и обсидиана. У них не было гончарного круга, утварь они лепили из глины и обжигали на открытом огне. Из скота у них были овцы, козы и свиньи. Их мясо, а также мука из обжаренных зерен шли в пищу, из козьих шкур они шили себе одежду, а жили в естественных или искусственно расширенных пещерах — все, даже местные короли.

Иными словами, гуанчи и их сородичи пребывали в эпохе палеолита. Письменности миссионеры у них не обнаружили, языка не поняли, хотя и записали пару сотен выражений.

Лучше они разобрались с устройством общества и религией гуанчей. Ведь с последней им пришлось бороться. Островитяне верили в бога, создавшего весь мир. На Тенерифе он назывался Ахаман, на Гран-Канарии — Акоран, на Иерро — Эраоран-хан, на Пальме — Абора. Кроме того, у них были бог Солнца Магес и его мать Чаксиракси, бог дождя Асухуканак, бог Луны Ахугуайо, аналог Сатаны — Гуайота, сын бога Солнца, добавившийся, скорее всего, с приходом христианства, — Чихораджи, божественное дитя. На вершине Тейде на Тенерифе был вход в местный ад, которым управлял Гуайота. Ему подчинялись демоны чуканчаны — огромные собаки с горящими красными глазами — и тибицены, которые выходили по ночам из пещер и нападали на скот и спящих людей.

Все природные катаклизмы трактовались жрецами, жрицами и шаманами как проявление недовольства богов. На всех островах приносились жертвы. Чтобы умилостивить высшие силы, туземцы заживо сжигали новорожденных ягнят и маленьких детей. Во всяком случае, католические священники были в этом абсолютно уверены.

Общество делилось на сословия, на верхних ступенях стояли вожди и жрецы. Жили гуанчи бедно, поэтому своих стариков они отправляли умирать в пещеру-могилу, где их оставляли наедине с последней миской козьего молока. В голодные времена ради экономии ресурсов мужчины жертвовали жизнью — бросались в пропасти и морскую пучину. Детей туда же швыряли без их согласия. Вожди, покидая по решению совета старейшин свой пост, тоже бросались со скал. Мертвецов гуанчи не хоронили, а заворачивали в овечьи шкуры, предварительно обмазав смолой — для хорошей мумификации. Такие мумии и находят в погребальных пещерах. Были и особенные местные обычаи. Гуанчи считали, что жена должна быть упитанной, поэтому перед свадьбой невесту раскармливали, как свинку.

Кем они были?

Вполне вероятно, что гуанчи не первыми освоили Канарские острова, а в свое время просто захватили их, уничтожив или ассимилировав своих предшественников. По сохранившимся фрагментам их языка, очень богатого свистящими и щелкающими звуками, ученые относят их к сородичам берберов. По этническому типу — к мехтоидам, некогда, еще до неолита, населявшим север Африки. Очевидно, что их культура, когда-то достаточно сложная, постепенно деградировала. Предки гуанчей строили ступенчатые пирамиды, которые явно играли какую-то роль в религиозных обрядах. Под одной из девяти пирамид найдено жилище вождя гуанчей. Однако к XIV веку, когда за них взялись христианские священники, о пирамидах было уже давно забыто.

Большинство археологов пришло к выводу, который напрашивается сам собой: гуанчи пришли на острова в относительно недавнем прошлом. Скорее всего, несколько тысяч лет назад они откололись от одного из берберских племен. А вот кто жил на Канарах до «великого переселения» гуанчей, ныне неизвестно. Выжившие в ходе «окультуривания» потомки гуанчей утратили свой язык и за несколько веков культурно и этнически растворились среди испанцев.

Елена ФИЛИМОНОВА

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s