Загадки цивилизации, история

Зовите меня Месье

Самое трудное испытание — быть вторым в очереди на престол. Помимо мук честолюбия, это еще и экзамен на великодушие — волей-неволей проникаешься ненавистью к тому, кто стоит у тебя на пути. Филипп Орлеанский, младший брат «короля-солнца», пробыл в таком состоянии почти всю свою жизнь. И вынес это испытание с честью…

//pagead2.googlesyndication.com/pagead/js/adsbygoogle.js(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Герцог Филипп Орлеанский, родной брат Людовика XIV, родился на два года позже будущего короля — в 1640 году.

Родители были счастливы — теперь не оставалось сомнений в том, что трон займет кто-то из их детей. Первым на очереди был Людовик, старший и любимый. Сделав ставку на него, младшего на всякий случай решили оградить от государственных дел. И в этом был свой резон: при дворе не могли забыть страсти вокруг права на престол Людовика XIII и его младшего брата Гастона Орлеанского.

Особенно активно ограждала мальчика родная мать — легендарная Анна Австрийская. Людовик XIII в этой операции поучаствовать не успел — он скончался в 1643 году.

 

Как лишить мужества?

К чести французского двора, братья — Людовик и Филипп — с детства были дружны и привязаны друг к другу. Хотя характеры имели разные. Так, Людовик был упрям и имел громадное самомнение. Филипп был куда более мягок и деликатен. Хотя иногда тоже демонстрировал твердость. Однажды, когда старший брат пытался его воспитывать, Филипп разозлился и залепил в лицо будущему монарху тарелкой с кашей. Но с его стороны такая выходка была исключением — недаром он всю жизнь называл старшего брата «мой маленький папа». А вот опекуны — мать Анна Австрийская и всесильный кардинал Мазарини, первый министр страны и тайный любовник королевы, — делали все, чтобы Филипп рос любвеобильным прожигателем жизни. Анна, всю жизнь мечтавшая о дочери, всячески поощряла в сыне женское начало: одевала его как девочку, заставляла слушать дамские разговоры и участвовать в посиделках, поощряла увлечение женской модой.

Мазарини же, со своей стороны, сводил Месье (так официально называли младшего брата короля), с разными личностями нетрадиционной сексуальной ориентации. Было ли это случайностью? Трудно сказать, но так уж получалось, что у молодого человека не было перед глазами модели мужского поведения — по большей части его окружали беззаботные и беспечные жуиры. И в основном гомосексуалисты. И как только появилась такая возможность, герцог Анжуйский (до 1661 года Филипп носил этот титул) завел себе любовника. Им стал герцог де Невер, племянник Мазарини.

Отец семейства

Филипп Орлеанский и Людовик XIV в детстве

Братья Филипп Орлеанский и Людовик XIV были очень дружны. И эта дружба сохранилась у них на всю жизнь

Можно сказать, что интриги, распаляющие гомосексуальные наклонности принца с целью отдаления от власти, были напрасными. Во-первых, Филипп слишком любил и уважал старшего брата, чтобы мечтать о троне. Во-вторых, он боялся ответственности. Он не хотел быть королем ни под каким предлогом!

Что бы ни говорили, но Месье имел множество достоинств, и если бы судьба распорядилась по-иному, он стал бы неплохим королем. Что касается нетрадиционных наклонностей, в те годы это не было диковинкой. Существовала поговорка: «В Испании содомии предаются монахи, во Франции — гранды, в Италии — все». Так что не будем судить Филиппа слишком строго — он был сыном своего времени.

Возможно, герцог резвился бы таким образом до конца своих дней, но в 1661 году его призвали на брачное ложе. Невестой стала Генриетта Стюарт, дочь свергнутого короля Англии Карла I. Генриетта с двух лет жила при французском дворе и была здесь почти своей. Ее брак с Филиппом был нужен французскому двору для укрепления союза с Англией — незадолго до этой женитьбы брат Генриетты вернул себе корону и взошел на трон под именем Карла II.

Поначалу союз Филиппа и Генриетты складывался весьма удачно. Красивая и страстная девушка пришлась Филиппу по душе. И если бы не чересчур изменчивый и ветреный нрав Мадам (такой титул получила Генриетта, выйдя замуж за Филиппа), возможно, они бы жили долго и счастливо. Но скоро выяснилось, что Генриетта влюблена. Но не в Филиппа, а в Людовика XIV. Кроме того, она вскоре вступила в связь с графом де Гишем. Который, кстати, до этого был любовником Филиппа.

Филипп не был равнодушен к красоте своей жены. И в результате она родила четверых детей, еще четыре беременности закончились выкидышами. Каким образом Мадам, которая почти постоянно была на сносях, успевала наставлять рога мужу, неизвестно, но в 1666 году герцог, обиженный изменами жены, совершил камбек — он снова увлекся мужчиной.

Очередной привязанностью герцога стал шевалье Филипп де Лоррен — на тот момент первый красавец Франции. Они были знакомы с подросткового возраста, но тогда это было кратковременное увлечение. А теперь же страсть, особенно со стороны герцога, вспыхнула с новой силой. Шевалье жил во дворце Филиппа, его комната находилась рядом со спальней супругов. И в комнату Лоррена Филипп наведывался чаще, чем в супружескую спальню. Любовник герцога был человеком развратным, но весьма расчетливым. Генриетта понимала, что он тянет из Филиппа деньги изо всех сил, и пожаловалась Людовику. Король решил приструнить брата — он вначале посадил Лоррена в знаменитую тюрьму Иф, а потом выслал в Италию.

Говорят, что это сыграло роковую роль в жизни Генриетты — в 1670 году она умерла. Причиной смерти, по слухам, стало отравление, которое организовал Лоррен. Правда, вскрытие яда не нашло — это был банальный перитонит. Хотя, как говорится, осадок остался.

После кончины супруги Филиппу снова предложили жениться. И он согласился, но выдвинул условие — Лоррен отныне будет жить рядом, и они будут встречаться столько, сколько захочется.

Король махнул рукой! А что оставалось делать?

На войне как на войне

Новой женой герцога стала Елизавета Шарлотта Пфальцская, дочь курфюрста Пфальцского Карла I Людвига. И если Генриетта была красивой и грациозной, то Лизелотта (так все ее называли) являлась ее совершенной противоположностью: высокая, полная, громкоголосая, она смотрела на своего муженька сверху вниз. Да и герцог поначалу был шокирован. Увидев Лизелотту, он повернулся к своей свите и сказал вполголоса: «Боже мой, мне ведь придется с ней спать!»

Но и на этот раз Филипп не ударил лицом в грязь. Он был частым гостем в спальне супруги, хотя и своих любовников тоже не забывал. В результате у них родилось трое детей — Филипп всех обожал.

Кстати, устраивая судьбу своего сына, он скончался. Но это было позже, а спустя несколько лет после женитьбы Филипп решил всем доказать свою мужественность и записался в армию.

Он и до этого принимал участие в военных событиях. Но тогда Генриетта заболела, и ему пришлось возвращаться домой. Но в 1672 году, когда разразилась война с Голландией, Филиппу поручили армию. Командовал он хорошо — был храбр, обладал стратегическими способностями, пользовался авторитетом у солдат. А в 1677 году принц даже выиграл битву при Касселе и взял крепость Сент-Омер. Узнав об этом, Людовик быстренько отозвал его в Версаль: видно, позавидовал полководческой славе. После этого король более не допускал возможности ратных подвигов брата.

То же самое было и с государственными делами. Филиппу разрешали присутствовать в королевском кабинете при заседаниях правительства. Но как только разговор заходил о чем-то важном, король говорил Филиппу: «Иди погуляй. Мы поговорим о серьезном». Людовик объяснил это тем, что принц слишком болтлив. Но Филипп сильно обижался.

Он надеялся, что с таким пренебрежением не столкнутся его дети. Однако в 1692 году Людовик женил его сына Филиппа Шартрского на своей внебрачной дочери мадемуазель де Блуа. Любвеобильный Филипп ее не любил и изменял налево-направо. Дочь пожаловалась Людовику.

Король пригласил во дворец герцога и стал требовать, чтобы он повлиял на сына. И тут Филиппа Орлеанского прорвало: он стал орать на Людовика XIV, который считал себя божеством, обвиняя его в посягательстве не только на его жизнь, но и на жизнь его детей. Ссора была такой свирепой, что в кабинет прибежал лакей, который сообщил, что их слушает весь дворец.

Филипп, с трудом остыв, уехал к себе. А вечером у него случился инсульт — конфликт не прошел даром. 9 июня 1701 года герцог скончался.

Он выразил свой протест в открытую единственный раз в жизни. И это его убило.

Такова она, цена независимости.

Дмитрий КУПРИЯНОВ

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s