Загадки цивилизации, история

Подвиг тридцати трёх

Подвиг 33-х красноармейцев

В Красноармейском районе Волгограда есть улица 33 Героев. Но, к сожалению, мало кто из местных жителей знает, почему она так названа. А между тем подвиг горстки советских бойцов, остановивших армаду немецких танков, можно назвать настоящим чудом, не имеющим аналогов в мировой военной истории.

Подготовка к сражению

Это случилось 24 августа 1942 года, в разгар Сталинградской битвы. Накануне вражеские танки 14-го танкового корпуса генерала фон Виттерсгейма, прорвав нашу оборону на стыке 4-й танковой и 62-й армий, помчались к Сталинграду. На высоте 77,6 возле хутора Малая Рассошка была заблаговременно создана оборонительная позиция, с нее хорошо простреливалась дорога, по которой двигалась эта армада. Однако занимавшее оборону подразделение покинуло окопы и откатилось за реку Рассошку. Беглецы объясняли свое отступление тем, что не выдержали атаки превосходящих сил противника, произошедшей после интенсивного артиллерийского обстрела и воздушного налета. Но время шло, а немцы, якобы захватившие высоту, свое присутствие на ней никак не обозначали. Поэтому в район Малой Рассошки были отправлены 15 разведчиков 1379-го стрелкового полка 87-й стрелковой дивизии, которыми командовал лейтенант Шмелев. Подобравшись к высоте, они вместо немцев обнаружили там 12 автоматчиков во главе со старшиной Дмитрием Пуказовым.

 

Эти бойцы, в отличие от своих однополчан, не отступили, а решили дать бой фашистам, рвущимся к Сталинграду. А вскоре к ним присоединились шестеро связистов, из них двое — офицеры: младший лейтенант Георгий Стрелков и младший политрук Алексей Евтифеев.

Таким образом, на высоте 77.6 оказались 33 красноармейца. Они понимали, что в предстоящем бою, тяжелом и неравном, они могут рассчитывать только на себя. Хотя немцы еще не подошли к высоте, дорога, ведущая от нее в наш тыл, уже простреливалась вражескими снайперами, и выслать связного в полк не было никакой возможности. Бойцы остались без еды, без воды и без подкрепления. Тем не менее они решили удержать позицию любой ценой.

Первым делом красноармейцы значительно углубили и тщательно замаскировали вырытые их предшественниками окопы. В одном из них Евтифеев обнаружил брошенное ПТРД — противотанковое ружье системы Дегтярева и два десятка патронов к нему. Он сам приготовился стрелять из него, а Стрелкова сделал вторым номером этого импровизированного противотанкового расчета. В окопах нашлись и противотанковые гранаты, а также бутылки с горючей смесью, но их было явно недостаточно для серьезного боя. Как в таких условиях удалось остановить целую танковую дивизию — уму непостижимо!

В окопе бойцу танк не страшен

К вечеру 24 августа тревожное затишье было нарушено шумом моторов. Выглянув из окопа, Евтифеев увидел приближающуюся по дороге колонну из двух десятков танков. Он дал команду приготовиться к бою, а сам залег за ПТРД, с которым раньше никогда не имел дела. Подпустив передний танк поближе, младший политрук выстрелил по нему из бронебойки — безрезультатно. Но дальше начались чудеса. Следующими пятью выстрелами Евтифеев подбил четырех бронированных зверей! Из подбитых дымящихся машин вылезали танкисты — и падали на землю под метким огнем наших автоматчиков.

После шестого выстрела у политрука заболело отбитое прикладом плечо, и он передал противотанковое ружье Стрелкову. Тот сумел четырьмя выстрелами подбить еще два танка. После чего фрицы, подцепив несколько подбитых машин, поспешили ретироваться.

Но радость от первой победы была недолгой. Тут же налетели пикировщики Ju-87. Во время этого налета бойцы укрылись в блиндажах, никто не погиб, только ранило командира разведвзвода лейтенанта Шмелева, оставшегося наблюдать за местностью в окопе.

Через 20 минут танки появились снова, только их было уже гораздо больше, около 50, в сопровождении автоматчиков. Теперь фрицы шли слева, из-за высотки, прямо на наши окопы.

О дальнейшем мы узнаем из воспоминаний младшего политрука Леонида Ковалева: «Все мы были молодыми фронтовиками. С танками мы еще не встречались, и не скрою, когда первая вражеская машина стала надвигаться на наш окоп, мне и моим бойцам стало не по себе. Вот танки уже совсем близко. Я приказал всем залечь на дно окопов. Прилег и я, прижавшись ко дну окопа, лицом кверху и стал наблюдать. Вот машина вскочила на окоп и стала двигаться туда и сюда, старается завалить его. Но не тут-то было. Окоп целехонек. Только края осыпаются. Ну, думаю, значит, в окопе бойцу танк не страшен, ничего он с нами поделать не может. И прежде чем танк сошел с окопа, я скомандовал: «Бутылки к бою!”

Первым поднялся красноармеец Семен Калита. Он бросил бутылку в мотор танка, когда тот отходил от окопа, машина вспыхнула. Немцы выскочили из нее, объятые пламенем, и мы тут же перестреляли их. Потом Калита бросил еще две бутылки и тоже поджег два танка. Этот первый успех подбодрил нас морально и рассеял чувство неуверенности. А главное, это была для нас замечательная, ничем не заменимая школа боевого опыта».

Мы не отступим!

Подвиг тридцати трёх красноармейцев, остановивших наступление 14-го танкового корпуса вермахта на Сталинград, не имеет аналогов в мировой военной истории

Вслед за Калитой поджег два танка и сам Ковалев.

Геройски сражались и другие бойцы.

«Скажу по совести: как увидел столько танков, я подумал: ну сейчас все будет кончено, — рассказывал рядовой Василий Матюшенко. — Но тут ребята наши стали говорить: “Не отступать!” И я сказал: “Не отступим!» Взял бутылку, прижался к земле и жду. Через наш окоп прошел танк. Земля осыпалась и попала мне за воротник. Я отряхнулся, вскочил и бросил в танк бутылку. Он загорелся. Тут я стал бойчее. Прошел второй танк — и его так же поджег… Из танков стали выскакивать фрицы. Мы открыли по ним огонь. Я лично сам в этом бою убил 10 гитлеровцев, а может, и более, считать-то некогда было…»

На левом фланге с танками боролось отделение младшего сержанта Андрея Рудых. Вот пять вражеских танков уже невдалеке от их окопа. Рудых взял гранату и метнул ее прямо в смотровые щели передней машины. Раздался взрыв, и танк остановился, будто ослеп. Остановились и другие танки. «Постоял передний танк несколько минут, а потом снова на нас пошел, — вспоминает Андрей Рудых. — Я сказал: “Садитесь в окоп. Прозрел, черт, на нас идет”. Все опустились на дно окопа и притаились там. Слышим, танки подходят: гудят, ревут…

Потом темно стало, земля посыпалась, и видим: переползает через окоп танк и пошел дальше. Я вскочил… схватил две бутылки и сразу одну за другой бросил в танк. Он загорелся. Жезлов кричит: “Горит, горит, вот здорово!»»

Лихо расправлялись с пехотой автоматчики. Старшина Дмитрий Пуказов первой же очередью застрелил германского офицера, а затем уничтожил еще 13 фашистов. Он же подбил два танка. Автоматчики Ряшенцев, Власкин, Гайнудинов, Мус, Луханин, Почиталкин, Пьяночкин, Тимофеев подбили по одному танку и перебили большое количество вражеской пехоты. Рядовой Гайнудинов уничтожил в этом бою 18 гитлеровцев, Ряшенцев — 20, Луханин и Почиталкин — по восемь, Пьяночкин — шесть.

Бой длился несколько часов. К ночи гитлеровцы отступили, оставив на поле сражения 27 горящих танков и 153 трупа.

Однако и нашим бойцам оставаться на высоте дальше было нельзя — патроны подошли к концу. Еды не было, но главное, не было ни капли воды.

Под крылом бога войны

Бой 33 сталинградских героев превзошел по результативности знаменитый бой 28 панфиловцев у разъезда Дубосеково. При этом, в отличие от панфиловцев, они имели не 16 противотанковых ружей, а только одно, 23 танка из 27 были уничтожены даже не гранатами, а бутылками с составом «КС», разработанным в Саратове в августе 1941 года (к моменту описываемых событий они уже были сняты с производства). И ни один из 33 героев не погиб. Возможно, поэтому Героя Советского Союза никто из них не получил. Семеро участников этого боя награждены орденом Ленина, 12 — орденом Красного Знамени, остальным вручили медали «За Отвагу» и «За боевые заслуги».

Некоторых военных историков терзают смутные сомнения, что столь малым количеством бойцов было уничтожено такое большое количество танков противника. К тому же практически все находившиеся на высотке не имели большого боевого опыта, а некоторые и вовсе никогда не встречались с танками. А противостояли им асы 16-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Ганса-Валентина Хубе. Они жили по традициям старой прусской армии. 2-й танковый полк, находившийся в авангарде наступавшей на Сталинград дивизии, был образован из лейб-гвардии кирасирского полка. В нем служило так много представителей аристократии, что в этом соединении практически ни к кому не обращались по званиям. Один из танкистов, служивший в этом полку, вспоминал: «Вместо обращения “герр гауптманн” или “герр лейтенант” у нас звучало “ваше сиятельство” или “ваша светлость”».

Но, похоже, новичкам везет не только в азартных играх, но и в бою. А смелых и мужественных, верных воинскому долгу берет под свое крыло сам бог войны.

Николай МЕДВЕДЕВ

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s