Разное

Операция «Артишок»

Операция «Артишок»


 

28 ноября 1953 года ученый из армии США доктор Фрэнк Олсон с шумом вылетел из окна своей комнаты, расположенной на десятом этаже нью-йоркского отеля «Статлер», и разбился насмерть. Согласно результатам расследования, это было самоубийство. В своих показаниях находившийся в тот момент вместе с Олсоном коллега из ЦРУ Ричард Лэшбрук заявил, что не сумел остановить Олсона.

Лечение смертью

Официальная версия сохранялась в том же виде на протяжении 23 лет. Затем в 1975 году комиссия Рокфеллера по расследованию незаконных операций ЦРУ обнаружила операцию «Артишок» — сверхсекретную научную программу, исследовавшую наркотики и способы проведения допросов, в которую тем или иным способом были вовлечены как Олсон, так и ЛСД. Олсон не оказался жертвой собственного безрассудного эксперимента: ЛСД был подсыпан ему за несколько дней до смерти. У доктора появилась склонность к психотическим эпизодам, и он был отправлен в Нью-Йорк для лечения от психологических воздействий, вызванных приемом ЛСД.

Президент Форд пригласил семью Олсона в Белый дом для принесения извинений, в то время как директор ЦРУ Уильям Колби за ланчем объяснил касающиеся его смерти подробности, а позже рассекретил множество документов ЦРУ, имеющих отношение к данному вопросу. Конгресс также в спешном порядке выдал чек на сумму 750 тысяч долларов для семьи погибшего. Но «Нью-Йорк тайме» назвала документы Колби «туманными, непоследовательными и противоречивыми» и заявила, что в них содержатся «изъятия, противоречащие друг другу заявления и бессвязные отрывки». Соотнесенное с предыдущей секретностью вокруг роли наркотиков в гибели Олсона, такое быстрое раскаяние со стороны правительства весьма попахивало наличием еще большего заговора.

Сын продолжает расследование

После смерти своей матери в 1993 году сын Фрэнка Эрик, который остался неудовлетворен официальными объяснениями, начал свое расследование обстоятельств смерти отца. Согласно заключениям экспертов, Фрэнк Олсон должен был бежать со скоростью 20 миль в час для того, чтобы перескочить радиатор и разбить своим телом прочное листовое стекло окна и жалюзи, и Эрик добился разрешения на эксгумирование тела отца. Ученые из университета Джорджа Вашингтона не обнаружили в документах, оставшихся после первичного вскрытия трупа, сделанного более четырех десятилетий назад, ни записи о наличии порезов или повреждений, ни следов ЛСД. Но после эксгумации они обнаружили ранее не указанную рану на черепе, природа которой сопоставима с возможными множественными ударами сзади, нанесенными до падения.

Это сообщение вызвало интерес окружного прокурора города Нью-Йорк, и на повторное расследование смерти Олсона с версией покушения на убийство был назначен помощник окружного прокурора Стив Саракко. Предстояло опросить ключевых свидетелей, вызванных в суд из разведслужб США и Великобритании, среди которых были Лэшбрук, Колби и Сидни Готтлиб. (Колби, однако, исчез из своего загородного дома в Мэриленде 27 апреля, в скором времени после получения повестки в суд. Восемь дней спустя его тело было обнаружено полицией лежащим лицом вниз в реке; был вынесен вердикт «смерть в результате несчастного случая».) Расследование также позволило раскрыть, что дело Фрэнка Олсона преподавалось как «идеальное убийство» в учебном подразделении по подготовке наемников израильской службы МОССАД, как пример, когда успешное убийство выдается за суицид.

Выяснилось, что Лэшбрук, наблюдавший за Олсоном, сделал кому-то телефонный звонок вскоре после падения, сообщив только: «Олсон мертв». Эрик также обнаружил документы ЦРУ, относящиеся к «устранению» людей, и провел ряд параллелей с гибелью своего отца. Но по прошествии пяти лет, после неисчислимого количества интервью и анализа сотен записей ЦРУ, дело все еще оставалось открытым. «Мы никогда не сумеем доказать, что это было убийство», — говорит Саракко, даже несмотря на то, что он и Эрик продолжают верить, что именно так и обстояло дело.

Из Кореи с сибирской язвой

Согласно немецкому документальному фильму и книге «Код Артишок: секретные эксперименты ЦРУ над человеком», Олсон работал над операцией «Артишок», связанной с программой МК-ULTRА, проводящей исследования по использованию ЛСД при проведении пыток и допросов. Во время войны в Корее Олсон был переведен в Форт Деррик, где США разрабатывали способы использования биологического оружия, такого как сибирская язва, против корейцев и китайцев. Также здесь бывшие корейские военнослужащие, захваченные в плен и подвергшиеся «промыванию мозгов», допрашивались с применением ЛСД, носившим форму грубого эксперимента, позволившего достичь смешанных результатов, если не сказать большего.

Олсон также посетил центр биоисследований в Великобритании Портон-Даун и явился свидетелем жестоких допросов, основанных на технике, перенятой у бывших нацистов и граждан Советского Союза. По возвращении в США летом 1953 года он рассказал коллегам, что подобная работа вызывает у него отвращение, и поставил в известность своего начальника, эксперта по промыванию мозгов Сидни Готтлиба (главу отдела технических служб), что собирается увольняться со своей должности. Согласно американскому политическому журналу Соunterpunch («Ответный удар»), Готглиб был вовлечен в эксперименты с использованием наркотических веществ, финансируемые фондом Рокфеллера, достойные доктора Йозефа Менгеле. Готтлиб предположительно подмешал наркотическое вещество в напиток Олсона в середине ноября в Мэриленде и обеспечил условия для его смертельного прыжка несколько дней спустя.

Разоблачения хоронятся

Эрик Олсон верит, что его отец пресытился все возрастающей психотичностью препаратов, за работу над которыми ему платили в вооруженных силах. Как он сообщил в 2001 году в интервью газете «Нью-Йорк тайме», программа США по изучению биологического оружия и использование подобного оружия в Северной Корее могли явиться основной причиной решения его отца оставить службу в ЦРУ, а в конечном счете и его смерти. Эрик также указал на одновременное преследование Роберта Оппенгеймера, ученого, работавшего над проектом «Манхэттен», как на свидетельство судьбы, ожидающей тех, кто восставал против военных программ по разработке оружия.

Интересный факт: и Дик Чейни, и Дональд Рамсфелд были молодыми львами из недолго существовавшей администрации президента Форда во времена, когда пролился свет на операцию «Артишок». Документы, раскопанные профессором Калифорнийского университета Кэтрин Олмстед, связывают их имена с решением не санкционировать начало какого-либо нового расследования смерти Олсона. Меморандум Белого дома от 11 июля 1975 года сообщает, что подобное расследование может «привести к необходимости раскрытия информации высокого уровня, имеющей отношение к национальной безопасности», например информации, имеющей отношение к программам разработки биологического оружия.

В сентябре 2001 года «Нью-Йорк тайме» сообщила, что правительство США проводит расследование о нарушении соглашения 1972 года о запрещении разработки оружия, распространяющего заболевания. Когда газета обнародовала дальнейшие улики, касающиеся того, что американские военные тайно вели разработку сибирской язвы и других бактериологических бомб, интерес к данному расследованию померк за другими событиями, произошедшими в день публикации — 11 сентября 2001 года.

источник

МИР ВОКРУГ на GOOGLE PLAY

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s