Загадки цивилизации, история

Весталки: хранительницы Римского Пламени

Весталки: хранительницы Римского Пламени


 

Как известно, с давних времен женщины считаются хранительницами очага, пусть ныне и символически. Но в античном Риме такая «должность» являлась не просто сентиментальным эпитетом, но значимым положением, которое носили определенные женщины. И как раз о таких жрицах сегодня и пойдет речь.

Почитаемость культа

В отличие от большинства римских религиозных культов, где жрецами были мужчины, поклонением Весте ведали женщины.


Эти прекрасные девы, virgo Vestalis — девственницы Весты, веками верно служили богине очага, одной из трех главных богинь Рима, наряду с Минервой и Дианой. Шесть жриц-девственниц через особые обряды посвящались служению культу Весты, как полноправные святители, которые жили в собственной резиденции, Atrium Vestae на Римском Форуме. Глубоко древние традиции весталок давали римлянам возможность вести нить преемственности в глубину веков. Даже круглая форма самого храма намекает на традиционный стиль, связанный с деревенскими хижинами в древнем прошлом Города.

Обряды, проводимые весталками, оставались относительно закрепленными со времен рождения Римской республики (VI век до н.э.) до самого IV века нашей эры.

Весталки следят за священным огнем Весты, от защиты которого зависит Рим.

Место поклонения, которое лежало рядом с Atrium Vestae, являлось помещением, где жрицы ухаживали за священным огнем богини. Один раз в год, первого марта, когда по старому римскому календарю начинался новый год, жрицы украшали храм Весты и разжигали новый огонь путем трения дерева, а затем поддерживали его в течение года. Пламя, горевшее в ее храме, олицетворяло саму богиню, служило сакральным ориентиром о грядущем и центром Вселенной. Их задача считалась серьезной, так как огонь был связан с судьбой их города. Его затухание предвещало для крайне религиозного народа Ромула скорые беды.

Мнения ученых касательно природы этого культа расходятся. Даже древний историк Плутарх не может дать точного объяснения явлению почитания Негасимого Пламени: ясно одно, что культ заимствован от древних греков. Думается, можно сказать, что такое верование берет начало из самых истоков человечества, когда оно только освоило огонь, и от его состояния зависело выживание. За чем и следили женщины, пока мужчины выбирались на охоту.

Остатки храма Весты стоят на Римском Форуме. В отличие от большинства храмов, в нем не было центрального изображения богини. Это было место священного огня и хранилище различных священных артефактов.

Кроме того, в храме между Палатинским и Капитолийским холмами, что основал Нума Помпилий, хранился реликт прошлого — Палладий (талисман-оберег в виде статуэтки богини Афины), который сам прародитель римлян Эней привез из Трои. Считалось, что пока Палладий находится в городе, никто не сможет навредить ему. Именно с похищением реликвий города автор «Илиады» и «Одиссеи» Гомер связывает взятие Трои. Таким же образом этот священный предмет почитался и в Риме. Сам храм пользовался высочайшим кредитом доверия у населения, воплощая все «ангельские» качества: неподкупность, непорочность, которые высоко ценились в римском обществе. Это позволяло гражданам без лишней боязни доверять на хранение свои ценные документы, например, завещания.

Одиссей и Диомед крадут Палладий из Трои

Прекрасные избранницы

Стать весталкой было удачей жеребьевки. Captio, процесс, посредством которого девочки избирались, дабы покинуть свои семьи и стать жрицами, переводится с латинского, как «захват» — так же термин, обозначавший обряд похищения невесты, имевший место в Древнем Риме. Записи 65 года до н. э. говорят о том, что список потенциальных весталок составлялся Верховным жрецом (Pontifex Maximus), главенствовавшим над всеми культами города. Служение этому храму в римском обществе считалось крайне почетным и престижным. И хотя девушка никак не могла повлиять на свою судьбу, ею гордились и почитали. Кандидатками выступали девочки в возрасте от шести до десяти лет, рожденные от патрициев, без умственных и физических недостатков. Затем отобранные кандидатки публично отбирались по жребию. После посвящения их приводили к присяге на службу Весте в течение 30 лет.

Выбрал он и дев для служения Весте; служение это происходит из Альбы и не чуждо роду основателя Рима. Чтобы они ведали храмовыми делами безотлучно, Нума назначил им жалование из казны, а, отличив их девством и прочими знаками святости, дал им всеобщее уважение и неприкосновенность. 
(Ливий, I, 20)

Теперь, в новой храмовой семье, их долгая жизнь пройдет в Атриуме Весты. В дополнение к жилью и питанию, они имели право на своего собственного телохранителя — ликтора. Первые 10 лет их посвящали и учили старшие жрицы. Затем они становились полноправными весталками в течение следующих десятилетий, прежде чем взять на себя обязанности наставниц над новыми девушками на последние 10 лет их службы.

 

После избрания неофиток приводили в храм, где начиналось их обучение. За процессом наблюдала главная жрица, Vestalis Maxima, которая подчинялась Верховному жрецу. Первые 10 лет тратились на подготовку к исполнению обязанностей, юные весталки изучали календарь обрядов — fastii, наблюдали за жертвоприношениями. Целомудрие жриц было отражением здоровья самого Рима. И хотя проливать кровь девственницы, чтобы убить ее, было грехом, это не исключало применения суровых телесных наказаний в случае провинности. Плутарх пишет:

Если эти Весталки совершают какую-либо незначительную ошибку, они наказываются только первосвященником, который и бичует провинившуюся.

Щедрые дары

Общественные деньги и пожертвования храму финансировали культ и жриц. Не удивительно, ведь в Риме религия и государство были тесно переплетены. Даже организация самого государства точно отражает основное римское учреждение: семья. Центром жизни римского гражданина был domus (дом), где обязательно находился очаг, за которым ухаживала матрона ради блага семьи и мужа. Точно так же весталки ухаживали за пламенем Весты на благо государства.

Серебряный динарий, относящийся ко II веку до нашей эры, изображает круглый храм Весты.

В отличие от других римских женщин, весталки пользовались определенными привилегиями: помимо возможности владеть собственностью и пользоваться некоторыми налоговыми льготами, весталки эмансипировались (от лат. emancipare) — освобождались от Patria Potestas, власти главы своей семьи. Такое исключение из семейных сетей символизировало единство римского народа. Чтобы вы понимали, насколько это серьезно, приведу отрывок из сочинений юриста Гая: «…едва ли существуют еще другие люди, которые имели бы такую власть над своими детьми, какую имеем мы, римские граждане». Формально власть главы дома над родными не прекращалась до тех пор, пока тот не потеряет дее- или право- способность в силу разных причин или не умрет.

Вопреки своему особому положению, весталки активно вмешивались в политику. К примеру, в 63 года до н.э. жрицы помогли Цицерону пролоббировать решение: в ходе празднования дня Доброй Богини в доме действующего консула горящий на алтаре храма огонь был, как положено, потушен. И внезапно он вспыхнул вновь. Присутствующие на церемонии весталки единодушно заключили, что это добрый знак, и велели хозяйке дома сообщить мужу, что принятое им решение следует немедленно исполнить, ибо богиня зажгла огонь ради его славы. Учитывая, что одна из весталок приходилась родственницей супруге Цицерона, вывод можете сделать сами. Так же весталки могли составлять собственные завещания и давать показания в суде, не будучи обязанными приносить клятву.

Марк Туллий Цицерон — политик, оратор, философ, полководец и римский консул 63 года.

Тридцать лет целомудрия

Однако за эти возможности жрицы расплачивались дорогой ценой: 30 годами принудительного целомудрия. Многие историки полагают, что целостность государства связывалась с целомудрием его женщин; поскольку чистота весталок была весьма заметной, и свято почиталась, наказания за нарушение обета были драконовскими. Поскольку проливать кровь девственницы-весталки было запрещено, методом казни было замуровывание заживо: ее закапывали в камере и оставляли умирать с голоду. Наказание для ее сексуального партнера было столь же жестоким: смерть от порки.

Интересно то, что Рея Сильвия — мать легендарных Ромула и Рема, так же была весталкой. Нарушив обет, она связалась с мужчиной и забеременела. Пытаясь оправдать сей факт, она соврала о том, что родила от самого бога Марса. Её не казнили, но бросили в темницу. А когда родились знаменитые близнецы, было приказано бросить их в Тибр.

Ревность или злоба делали женщин уязвимыми для ложных обвинений. Одна история, отмеченная несколькими римскими писателями, касается чуда Весталки Тукции, которую ложно обвинили в бесчестии. Согласно преданию, Тукция умоляла Весту о помощи и чудесным образом доказала свою невиновность, принеся сито с водой из Тибра.

Чудо весталки Тукции. Картина 17-го века Джованни Баттиста Байнаши

Обвинения в преступлениях против целомудрия весталок иногда бросались и в адрес представителей верхушки общества: эпатажный и эксцентричный император III века Элагабал потряс современников, женившись на весталке. Такие порицания означали непреходящую символическую важность культа, ведь такая ересь была одной из основных причин, приводивших к казни жриц.

Марк Лициний Красс, консул, триумвир, олигарх, любитель дешевого жилья.

Забавная история связана с Марком Лицинием Крассом. Этот полководец был одним из самых богатых и влиятельных римских граждан в I веке до н.э., но он чуть не лишился и своего имущества, и жизни, когда его обвинили в слишком интимной близости с весталкой Лицинией. Красс предстал перед судом. Как рассказывает Плутарх, Лициния владела приятной виллой в пригороде, которую он хотел получить по низкой цене, и именно по этой причине вечно бродил вокруг женщины и ухаживал за ней. К своему везению, Красс был оправдан, когда выяснились его алчные мотивы.

Ведение быта

Церемониальная одежда весталок подчеркивает их двойственное и несколько противоречивое воплощение как материнского, так и целомудренного. Внешний вид был неотъемлемой частью их роли, отличая, но также повторяя физические черты обычных женщин. Одетые в белое, цвета чистоты, весталки носили длинные платья римских матрон. Волосы и головные уборы играли важную символическую функцию, прическа весталок, называемая seni crines, описывается в римских источниках. Весталка носила suffibulum, короткую белую ткань, похожую на фату невесты, державшуюся на месте брошью. Вокруг головы оборачивалась повязка — infula, которая так же ассоциировалась с римскими матронами.

 

Ежедневные обряды весталок часто проводились вокруг храма. Кроме поддержания огня, типичные обязанности так же включали очистку храма водой, которую приходилось черпать из фонтанов. Готовясь к многочисленным празднествам, требовавшим их присутствия, жрицы пекли особые лепешки с солью. Несколько раз в году весталки готовили ритуальную муку из особого реликтового злака, спельты, а 13 сентября к муке добавляли два вида соли. Получалась mola salsa, «соленая мука», из которой делали жертвенный хлеб. Важным религиозным праздником были Весталии: в июньский день пепел из священного очага торжественно выносили из храма и выбрасывали в воды Тибра. Кроме этого, праздновались Луперкалии — праздник плодородия в честь Луперка, что подчеркивает двойственную роль весталок, так как она была тесно связана с плодородием.

В самой глубине храма жрицы присматривали за своими тайными талисманами. Среди этих предметов был священный фаллос, fascinus, интерпретация маленького бога с тем же именем. Фасцин тесно связывался с магией и плодородием.

Римская традиция

Согласно Титу Ливию, основание культа приписывается легендарному второму римскому царю Нуме Помпилию. Считается, что именно он упорядочил римскую систему верований, в том числе культы Юпитера и Марса. Историк Плутарх писал, что Нума, возможно, «считал природу Огня чистой и неоскверненной и поэтому доверил ее чистым и непорочным телам». Многие историки считают, что Нума — фигура легендарная, и что поклонение Весте и другим культам развивалось медленно из доримских обычаев, возможно, начиная из более древней этрусской культуры, которая доминировала в Италии до основания Рима.

Бюст Нумы Помпилия из Музея Вилла Альбани в Риме, который, как полагают, был создан в императорский период.

Сами римляне относились к жрицам с глубоким чувством благоговения. Плутарх указывает: «они были хранителями Божественных тайн, скрытых от всех, кроме них самих». Считалось, что они обладают магической силой: если кто-нибудь, приговоренный к смерти, увидит весталку на пути к казни, он должен быть освобожден, пока можно доказать, что встреча не была запланирована. Поговаривали даже, что весталки могут остановить беглого раба.

Привилегированное положение весталок в римском обществе сохранялось более тысячи лет, проходя через изменяющиеся политические системы, республиканского и имперского Рима. Однако в 394 году, с приходом главенства христианства, император Феодосий Великий запретил языческие практики, Вечное Пламя погасло. Вскоре было суждено пасть и Вечному Городу.

источник

Понравился пост? Поделись с друзьями!

МИР ВОКРУГ на GOOGLE PLAY

 СЕТЬ 

Присоединяйтесь к нашей независимой, социально — новостной сети.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s